Последние комментарии

  • Ирина Абрамова (Калганова)
    прекрасный стихПослефестивальное
  • Владимир Яковенко
    любопытно ....Еще один летний сюжет
  • Андрей Бонди
    что именно будущее не гарантирует, конечноСамый тихий час

Чтобы не молчать…

 
 

    Из цикла миниатюр «Зарисовки в разнолетье»

 

    Только не молчать!.. Пусть будет проза: наброски, зарисовки, письма к самому себе – как в прошлом, для - будущего… Время от времени я открываю свои записные блокнотики, ворочаю стихотворные черновые залежи и… ничего не пишу нового.

А мне так много нужно рассказать о балтийской осени, о бакланах и чайках, буднично голосящих над нашим водолазным дивизионом, об этой стране, где проходит моя матросская служба и о себе самом, 20-летнем. Теперь уже 20-летнем - таким же, как и в беспокойные гражданские времена, парнем с опрометчивыми поступками, пылкой душой и большими планами. Чтобы рассказать об этом нужно много слов, свободных, не сконцентрированных в стихотворную речь. Поэтому я беру прозу. 
    Сегодня эстонский сентябрь распахнул свой 25 день. На юге ещё по бабьелетнему тепло, а здесь по утрам на берегу росисто и зябко. Днём, если появляется солнышко, - оно бледное, как желток яйца, снесённого курицей птицефермы. А вечером опускается туман, и ближе к бледнокожей северной ночи залив накаляется холодом. С рассветом же туман поднимается вверх, покрывает борта и надстройки кораблей студёной испариной, забирается в рукава бушлатов вахтенных матросов, заставляя ребят ёжиться и позёвывать.
    Полдень. Выхожу из душного от электрогрелок кубрика. Золото и синь застилают глаза. Золото – это от солнца и позолоченного сезонным увяданием леса, маскирующего полукругом наш залив, а синь – это сразу сверху и снизу - от неба и моря. 
    Как и вчера прозрачны прохладные дали, солнце уже не прогревает и не раскрашивает их в особенную бело-серебристую дымку; тихая ровная вода, каменистые пологие берега, уходящие в хвойно-зелёные, с проседью многоцветной желтизны берёз и осин, заросли. Так живописно вокруг при тихой погоде!
    Потом, может, завтра, нависнет тяжёлое небо, завоют ветры, заштормит море, и из края просматриваемой в ясные дни Финляндии придут дожди – сделают эстонскую сторону сумрачной, неуютной…
    Я не был на юге два года. Много это или мало, но порой мне до отчаяния хочется вернуться туда, к крымским просторам, где прошло моё детство; туда, к терриконам Донбасса, где оставлена самая опасная часть юности; туда, к приазовским станицам, где испиты золотые лето и осень моей допризывной вольницы, где живёт и ждёт меня любимая мама…
    Вторая половина дня прозвенела в воинском распорядке сигнальным звонком по громкой корабельной связи. Послеобеденный сончас на дивизионе вышел и я прячу блокноты за пояс робы, чтобы не мозолить глаза сослуживцам. Но, опальные мои, дорогие страницы, я непременно вернусь к вам и обязательно доскажу о том, как живу и о чём думаю, чтобы – не молчать…

1979, Балтика


    

Популярное

))}
Loading...
наверх